Физика для абитуриента. Решение задач по физике.  Физики шутят
© Ю.В. Гапонов
Традиции "физического искусства"
в российском физическом сообществе 50-90-х годов

Ю. В. Гапонов

Гапонов Юрий Владимирович - доктор физико-математических наук,
Российский научный центр “Курчатовский институт”

50-60-е гг. ХХ в. в физике были годами необыкновенного расцвета. Атомная революция, распахнувшая перед учеными новый квантовый мир, в конце 30-х привела к открытию деления ядра и первым шагам техники по овладению атомной энергией. Реализация сначала США, а затем СССР и Англией национальных атомных программ привлекла к ядерной физике внимание всего человечества, физика и наука в целом приобрела в обществе особую ценность. В это время занятие физикой становится исключительно престижным, а физики оказываются героями литературных произведений, театра, кино, кумирами прессы. Процесс этот происходил во многих странах, был он характерен и для России того времени, где, однако, в силу специфических социальных причин приобрел особые формы и привел к появлению оригинальной традиции "физического искусства", о которой я и хочу рассказать. Поначалу эта традиция возникла на физическом факультете Московского университета (МГУ), откуда и разошлась широко в физическом сообществе.

Рождение этой традиции обычно связывают с появлением в 1960 г. на физфаке МГУ студенческого праздника юмора День рождения Архимеда (позже "День Физика") и одновременно шуточной "физической" оперы-капустника "Архимед" (авторы: физики и поэты В. Канер и В. Миляев) [1]. Однако сами физики МГУ ведут отсчет традиции "физического искусства" от более ранних событий.

Как хорошо известно историкам науки, в 1932 г. физиками боровского круга была написана юмористическая опера "Фауст" с Нильсом Бором в роли Бога и В. Паули - Мефистофелем, а в 1935-ом в Копенгагене в связи с 50-летием Н. Бора был издан специальный выпуск юмористического журнала "Jocular Physics". В те же 30-е гг. в Ленинградском физико-техническом институте академика А.Ф. Иоффе физическая молодежь во главе с И. Кикоиным увлекалась юмористическими "капустниками", в частности кукольными представлениями, которые им помогал ставить профессиональный кукольник Деммини (ныне это "Петербургский театр марионеток"). В конце 30-х гг., накануне войны, на мехмате МГУ, тесно связанном в те годы с физфаком (в 1933 г. единый физико-математический факультет МГУ был поделен на физический и механико-математический), была написана поэма "Евгений Неглинкин" [2]. Эти необычные для физико-математического мира события несомненно повлияли на рождение традиций "физического искусства".

В 1949 г. студент-старшекурсник, а затем выпускник физфака МГУ Герцен Копылов (1924-1976) пишет острополемическую, "подпольную" поэму "Евгений Стромынкин" (окончена в 1955-ом) [3]. Несомненно, в пику "Неглинкину" - шутливое противостояние физфака и мехмата было тогда так же естественно, как ныне физфака и химфака. В 1947-ом Б. Болотовский, тоже студент физфака, а ныне профессор ФИ РАН, создает гимн физиков МГУ "Дубинушка" (на мотив известной песни) [4], который к началу 50-х реально становится студенческим гимном факультета. В 1955-ом появляется первая "физическая опера" с тем же названием "Дубинушка" (авторы: В. Балашов, Б. Курьянов, В. Иванов и другие; вариант 1957 г. - А. Кессених) [5]. Согласно официальной легенде, опера "Дубинушка" была написана выпускниками физфака накануне государственного экзамена, сыграна на выпускном банкете курса и там одобрена академиком Л. Ландау. Ее вспомнили, дописали и впервые поставили на сцене Дома культуры МГУ к Московскому фестивалю молодежи 1957 г. (режиссер - физик С. Солуян). День постановки оперы "Дубинушка" мы и считаем официальным днем рождения традиции "физического искусства" - что поразительно, живой и поныне.

Краткое содержание оперы. Студент 1 курса Обыкновенников совершил ряд тяжких проступков перед коллективом группы: прогулял занятия, не посетил комсомольское собрание... Бюро сурово осуждает его и выносит строгое взыскание - ставит на вид! Обыкновенников потрясен. Он отказывается идти в Большой театр со своей возлюбленной Татьяной, проваливается на зачете по атомной физике... И снится ему сон. Страшные видения обступают его: невыполненное Задание по математике, Демон - искуситель, мистические Пси-функции, Энтропия - символ грядущих экзаменов... Но призраки рассеиваются с появлением Коллектива его любимой группы, который предлагает ему единственно верное решение: сочетать любовь, учебу и общественную работу... Финал - дуэт Татьяны и осознавшего свои ошибки Обыкновенникова. Вполне в духе времени начала "оттепели".

Опера имела необыкновенный успех в МГУ, была показана физикам Обнинска (первая АЭС), Дубны (Объединеный институт ядерных исследований), в клубе Совета Министров (ныне театр "Эстрады"), цитировалась в постановке Охлопковым погодинского спектакля "Маленькая студентка" 1958 г. Успех окрылил - вслед за "Дубинушкой" был написан "Серый камень" - музыкально-драматическая композиция в 4-х актах с прологом и эпилогом (1958 г., А. Кессених, Ю. Гапонов, В. Иванов, С. Солуян). Панорама студенческой жизни физфака того времени: сцена в деканате, в общежитии, лабораторный практикум по теории колебаний, дежурство бригады содействия милиции. Среди действующих лиц инспектора деканата, старшекурсники, первокурсницы, профессора, оценки, лаборанты, спекулянты и пьяные... Содержание: трагедия пятикурсника, общественника и вожака масс Бориса Пуговкина, жертвующего любовью и личной жизнью во имя неправильно понятого общественного долга... И рефреном от пролога к эпилогу:
 

"Неужели все такими
Будем мы когда-нибудь?.."

Подъем оперного творчества физиков конца 50-х - времени нашумевшей тогда дискуссии "физики- лирики" - не случайно приходится на начало создания стройотрядов - первых целинных студенческих строек 1958-1961 гг. Физики МГУ и здесь стали основателями новой традиции, жившей затем несколько десятилетий - дальнее эхо ядерной революции в физике и студенческой революции на физфаке МГУ 1953 г. [6] Пик хрущевской эпохи - время шестидесятников. На взлете творческих находок оперная и стройотрядная традиции поддержали друг друга. Героическое время родило героя - физика Архимеда и праздник его имени. Праздник физиков МГУ был узаконен специальным решением комсомольской конференции факультета 1959 г.: "Учредить праздник - "День рождения физики". Считать днем рождения физики день рождения Архимеда. Постановить, что Архимед родился 7 мая 287 года до н.э.". Идея поставить Архимеда во главе пантеона физических богов появилась в мае 1959 г. в блоке Б-835 общежития МГУ, авторы: М. Артеменко (Данилычева), Н. Кабаева, Н. Никонова, Ю. Гапонов. Местом действия были определены ступени перед входом на физфак - идеальная сцена классической греческой драмы. Физическое творчество достигает апогея - в 1960 г. состоялся первый многотысячный праздник День рождения Архимеда и прошло первое представление оперы "Архимед" [7].

Опера "Архимед" - вершина музыкального творчества физиков-шестидесятников. В ней в героической форме удалось выразить все, чем жили студенты на рубеже 60-х: героическую историю и противоречивую реальность, учебу и целинные отряды, богов-разрушителей и героев-созидателей, взлет духа и предчувствие грядущей трагедии. По своей популярности эта самодеятельная, любительская опера-капустник не превзойдена: в течение 40 лет она ставилась на сцене разных физических вузов и научных институтов более 300 раз. Маршруты путешествий оперы "Архимед" пролегали от Кракова, Праги и Риги до Сахалина, от Новосибирска до Симферополя и Киева. Как говорится в ее авторском прологе: "Отбрасывая чуждую нам ложную скромность, отметим, что многочисленные постановки и потрясающий успех оперы у всех слоев нашей и зарубежной интеллигенции показали, что юмор, неиссякаемый задор и просто прелесть оперы нельзя уничтожить никаким исполнением. И мы уверены, что нынешний спектакль лишний раз подтвердит это."

Но Архимед родился и в другой ипостаси - как праздник День рождения Архимеда, проводившийся ежегодно в мае и длившийся в лучшие годы - 1963-1964 - несколько дней. Обычно он начинался в 13 часов сигналом военных трубачей, после чего на ступенях перед входом на физфак разыгрывалось юмористическое представление, в котором о событиях жизни за год отчитывались костюмированные делегации курсов, реже аспиранты. Отчеты принимал Михайло Ломоносов, а прибытие Архимеда обыкновенно обставлялось шумными пиротехническими эффектами. Юмористические тексты чередовались со стихами, песнями, танцами, вечными студенческими сценками про экзамены, профессоров и хитрых студентов, хотя в лучшие годы разыгрывались и полуимпровизированные спектакли. Праздники эти украшали реальные герои своего времени - в 1960 г. академик Лев Ландау, в 1961 - великий Нильс Бор, в 1963 - Герман Титов (пришло время космонавтов). Рождение праздника ознаменовало начало восстановления вольных традиций МГУ, которые в 60-е годы мгновенно распространились по университетам страны - известны Дни Физика в Ленинграде, Тбилиси, Баку, Киеве, Риге, Новосибирске, Симферополе, Свердловске, Днепропетровске... Продолжают жить они кое-где и по сию пору.

Праздники начала 60-х были действительно грандиозны по масштабам действия и количеству участников (в 1964 г. на сцене - 304 человека!), привлекали тысячи зрителей, снимались телевидением и в кино (фильм Ниточкина "Гвоздики нужны влюбленным"), на них приезжали гости из многих вузов страны (Тбилиси, Ленинград, Баку, Горький...). После представления на ступенях устраивалось шествия с ряжеными на автокарах, спортивные соревнования студентов с профессорами и обязательный концерт в ДК МГУ с демонстрацией опер, концертами поэтов и бардов физфака и гостей. В 1962 г. на День Архимеда был впервые проведен смотр студенческой песни, позже выросший до смотра МГУ, от которого далее пошли смотры бардовской песни. О традициях физиков написана книга [8]. Праздники готовили и проводили штабы на манер штабов целинных стройотрядов: 1960 г. - начальник штаба А. Широков, 1961 г - Ю. Гапонов, 1962 г - Ю. Пирогов, 1963 г. - Р. Гайнуллин, 1964 г. - Л. Погорелова, 1966 г. - А. Гусев [9]. В 1965 г. праздник Архимеда впервые не состоялся.

Подступало новое время - эпоха хрущевской оттепели завершалась. Однако студентам удалось восстановить праздник в 1966 г. после бури на очередной комсомольской конференции: накануне последней в "Комсомольской правде" появилась статья Е. Лосото "День рождения Архимеда" [10]. После этого праздник жил на физфаке еще три года, а затем был окончательно отменен руководством факультета. Но слава его продолжала жить, и традиция студенческих праздников юмора уже пошла гулять по университетам и вузам страны. А в МГУ вскоре появились традиционные День Химика и День Математика (последний существовал недолго). День Физика вновь возникает на физфаке МГУ как День Абсолютного Нуля в 1978-1979 гг., когда на ступенях была поставлена очаровательная сказка "Про Емелю и про то, как он Не-Чисто-Физическую Силу открыл" (1979 г., группа авторов, режиссер Ю. Нечипуренко) [11]. Спектакль прожил несколько лет и вновь возродился уже как традиционный День Физика с начала 90-х гг. ХХ в.

Однако традиция физического юмора продолжается, изобретаются и осваиваются все новые жанры творчества, наметился переход к эпохе малых форм. В 1961 г., в Липецком стройотряде рождается агитбригада физфака (первый руководитель О. Зубкова), в 1963 г. вместо временных оперных коллективов факультета появился постоянный театр - студия физиков "Архимед", существующий по сей день.

У физиков возникает своя поэтическая школа, проводящая осенние смотры физической поэзии "Грачи улетели", вскоре превратившийся в первый конкурс студенческой песни МГУ (1965). Наиболее известные ныне поэты этой школы: А. Кессених, С. Крылов, В. Миляев, В. Канер, Г. Иванов, С. Семенов, В. Герцик, С. Смирнов, А. Дебабов... Многие из них вышли из агитбригады физфака, с нею колесили по России: Казахстан, Алтай, Кольский полуостров, Нарьян-Мар, Северный Урал, Салехард... Из нее же вышел и всем ныне известный композитор-бард физик С. Никитин. Физический юмор уже пошел гулять по стране - в середине 60-х двумя изданиями выходит ставший бестселлером знаменитый сборник переводов "Физики шутят" [12].

В студии возникает балетная группа - по мотивам "Дубинушки" ставится одноименный балет, между действиями вместе с авторским либретто вставляются комические танцевальные номера, исполняемые солистами С. Ковалевой и А. Прохоровым. Развивается и оперная традиция. Среди физиков находятся великолепные голоса: Л. Богданова позже закончила Гнесинский институт и пела в Большом театре, в 90-х выступала в Германии, Италии, Польше. Пел у нас и необыкновенный тенор - В. Дубинчук, его тоже приглашали в студию при Большом, но он предпочел остаться физиком. Хором оперы теперь руководят профессионалы из Гнесинского училища (О. Христич, О. Лебедихина, Г. Кольцова). В 1967 г. была сочинена и поставлена опера-капустник "Иисус Христос - додекафонист" в Московской консерватории. Коллектив студии, несмотря на вечную текучесть студенческого контингента, имеет стабильный состав в 50-70 человек.

Наконец, к середине 60-х гг. в студии вызревает замысел новой "физической оперы" - прощание с факультетом. Ее первое название - "Quo vadis?", официальное - "Летите, голуби, летите!" (1967-1968, Г. Иванов, С. Семенов, Ю. Гапонов, А. Кессених). Конец 60-х - время перемен. Обстановка в стране меняется, администрация физфака начинает тяготиться свободомыслием студентов, угасает традиция "Дня Архимеда", и штаб студии уже ощущает холодные ветры, дующие из парткома. Мы подумываем об уходе с факультета, и поэтому последняя физфаковская опера - о распределении, об окончании факультета.

Студент 6-го курса физфака Иванов комиссией по распределению направлен старшим лаборантом в г. Горький. О том ли грезил он, поступая на факультет?.. Он мечтал заниматься наукой, создать свою единую теорию поля, делать открытия, наконец, получить Нобелевскую премию. А тут старший лаборант! Что делать? Иванов в растерянности. Он хотел бы начать все сначала, и вот тогда бы... И он как бы заново проходит все шесть курсов... И снова распределение. Внезапно Иванов отчетливо понимает всю глубину и государственную мудрость комиссии по распределению, направившей его в город Горький. И он подписывает распределение...
 

Как прощались мы с физфаком,
Двери громыхали
Сам Декан и Саламатов
Нам платком махали.
В надлежащей обстановке
Нам диплом вручали,
Дали в ящики путевки,
Выговоры сняли...

В 1968 г. опера "Летите голуби, летите..." в первый и последний раз была исполнена на физфаке МГУ. Тем же летом строительный оперный отряд выезжает на Сахалин, выступает там с концертами. В 1969 г. начальника штаба оперы А. Харламова вызывали в партком и предложили закрыть студию "Архимед". Студия уходит в Институт Курчатова (Институт атомной энергии, ИАЭ), где годом раньше по просьбе академика И.К. Кикоина она сыграла комическое представление к 25-летию ИАЭ - антинаучное заседание Научного Совета, на котором вперемежку с реальными институтскими академиками в роли ученых средних веков выступали студийцы [13]. Позже о последних днях на факультете будет написана последняя физическая опера "Шизель" (1972 г., А. Харламов, А. Прохоров, С. Семенов). Опера о нас самих. О том, как и чем жила Опера и как она стала чуждой породившему ее факультету.

С 1970 г. студия "Архимед" обосновывается в Доме культуры Института Курчатова (ДК ИАЭ). Соединение двух, ранее далеких, течений - студенческого и научного юмора - дает толчок новому расцвету физического творчества [14]. Традиция научной физической шутки известна издавна. Это - уже упоминавшиеся научные сборники "Jocular Physics" к круглым юбилеям Н. Бора (1925, 1935, 1945 гг.), шуточные представления в школе А. Иоффе в Ленинградском физтехе, легендарные розыгрыши И. Курчатова и А. Мигдала, в США - шутки Р. Фейнмана (сборник "Surely, You're Joking, Mr. Feynman!" [15]). Чувство юмора естественно присуще настоящему ученому. По Бору, оно дополнительно напряженности научного творчества. Не случайно оно расцвело в 60-е гг. К приходу "Архимеда" в Курчатовском под влиянием выпускников физфака уже были написаны две физические оперы - "ОПИада" (1958 г., Б. Трубников, В. Шафранов), "ОПТКиада" (начало 60-х, Е. Буряк и др.) [16], названные так по аббревиатуре подразделений. Первая из них - по названию Отдела плазменных исследований (ОПИ) ИАЭ - героический эпос эпохи первого штурма проблемы термояда, вторая - бытовая драма из жизни начинающего физика кикоинского подразделения. В 1965 г., к 25-летию ИАЭ, был подготовлен шуточный спектакль в двух частях: первая представляла Антинаучный Совет, вторая - кукольный спектакль с участием кукол, изображавших академиков Александрова, Кикоина, Мигдала и др. (режиссер - уже упоминавшийся выше Деммини). Наиболее серьезным сторонником физического юмора в ИАЭ и его главным защитником стал академик И.К. Кикоин, первым отцом-основателем Дня Физика ИАЭ и покровителем "физического искусства" - академик Е.П. Велихов. Позже в отцы-основатели были официально возведены: директор ИАЭ академик А.П. Александров, ученый секретарь С.Х. Хакимов, академик В.А. Легасов и директор троицкого филиала В.Д. Письменный.

Обосновавшись в ИАЭ, студия "Архимед", получившая вскоре гордое звание "Большой физический театр оперы и балета", прежде всего, возобновляет традицию Дня Физика. В 1971 г., во дворце Великого князя Константина (что у Зимнего) студия вместе с ленинградцами (Ю. Магаршак с командой) проводит первый ленинградский День Физика (до этого традиция Дня Физика существовала только на физфаке ЛГУ). И через год - первый День Физика ИАЭ. Он был открыт 13 мая 72 года перед входом в ДК института торжественной закладкой памятной стеллы: "Здесь в 1982 году будет открыт памятник в честь десятилетия Дня Физика ИАЭ" (удивительно, но наше пророчество сбылось!). Шел теплый майский дождик, произносились шуточные напутствия Институту, в президиуме под зонтиками стояли ведущие физики страны. И среди них И. Кикоин, вскоре ставший главным завсегдатаем праздника. Затем уже в ДК, когда в окружении трех прекрасных Мисс Физики (завоевавших это звание на Дне Физика Ленинградского университета) Е. Велихов принимал поздравления отделов ИАЭ и гостей, И. Кикоин появился на сцене с младенцем в руках и исполнил ему колыбельную. Так студенческая традиция физического юмора возродилась как научная и обрела новые черты в Курчатовском институте.

С 1973 года День Физика ИАЭ приобрел законченные формы [12]. Традиционно он открывался выездом под духовой оркестр Дирекции ИАЭ - Президиума праздника - в телеге, которую везла знаменитая институтская кобыла Атомоход. Затем на площади перед ДК проходил костюмированный парад подразделений, в котором каждый уважающий себя отдел института, возглавляемый Директором (или его Замом) на электрокаре, демонстрировал свою фантазию и юмор, используя экзотические наряды, лозунги и радио - комментарий ведущего. Совершив круг почета, отдел отдавал рапорт Президиуму, шуточно отчитываясь за прошлое, и встраивался в общее каре. За парадом следовала эстафета научно-спортивных Александрийских Игр на приз директора ИАЭ А.П. Александрова (вскоре ставшего президентом АН). В разные годы она разыгрывалась по разным сценариям: то это было пятиборье - в командах по этапам с комическими заданиями бегут дипломник, аспирант, кандидат наук, доктор и членкор, то - коллективная эстафета "переливание из пустого в порожнее" под девизом "три по сто, два по двести пятьдесят", когда надо пронести, не разлив, полные граненые стаканы драгоценной влаги, то устраивали рыцарскую эстафету и ристалище с дамами на руках, ради которых нужно пройти сквозь реальные "огонь, воду и медные трубы", полноценно обеспеченные пожарной службой ИАЭ.

Парад у ДК кончается, и идет заседание Антинаучного Совета ИАЭ, включающего реальных директоров и ведущих ученых. Для многих шутка - стихия. Уже на одном из первых Дней Физика своими стихотворными, чуть грубоватыми импровизациями в адрес всех директоров подразделений отличился А.П. Александров. От отдела плазмы обычно в строго академическом шуточном стиле ярко выступал Б. Трубников, предложивший, помнится, однажды аудитории стихотворение для запоминания числа "пи" до сотого знака. Антинаучные доклады с участием настоящих баранов и ослов из уголка Дурова и демонстрацией экспериментов представлял отдел И.К. Кикоина, а троицкий филиал В.Д. Письменного (где работали ребята из КВНовской команды Физтеха) как-то вывел на сцену огнедышащего плазмой Дракона, страдающего от весенних проблем. Один из Антинаучных Советов, помнится, был посвящен вечно модной теме инопланетян, а в качестве антинаучных докладов на нем исполнялся цикл никитинских песен-пародий о летающих тарелках [17]. В 1978 г. Институт с воодушевлением провел выборы Мисс Физики подразделений: Мисс Плазмы, Мисс Твердого Тела, Биомисс, Мисс Реактор и др., с правом последних облагораживать своим присутствием ученые советы соответствующих подразделений. Надо сказать, что шутки докладчиков и членов Совета бывали деловыми и весьма острыми, так что, например, телевидение, снимавшее День Физика ИАЭ-79, так и не решилось показать отснятый материал в эфире. Слишком необычно прозвучал бы тогда физический юмор. Атмосфера в стране была сумрачной, а физики все продолжали шутить! Праздники ИАЭ 1977-1984 гг. были пиком расцвета научного юмора. Традиция посерьезнела и повзрослела. В сравнении со студенческой шуткой вокруг экзаменов и ловких студентов научный юмор был глубже, содержательнее, острее. В серьезных шутках физики выражали свое непростое отношение к внешнему миру.

Вместе с Днем Физика продолжает жить и театр-студия "Архимед". Осваиваются новые формы. В 1973 г. было написано эстрадно-танцевальное шоу "Physical Review. Том I" (авторы А. Прохоров, Ю. Гапонов, балетмейстеры Г. Абрамов, С. Ковалева), выдержавшее более десятка представлений - фейерверк шуток, танцев, музыки и света для 8 солистов. Чуть позже появился сатирический спектакль "Монологи о физике" (авторы А. Прохоров, С. Семенов), с успехом исполняемый и сегодня [18]: монологи людей искусства, от науки весьма далеких, но в чем-то причастных: поэта, актрисы, режиссера, музыкального критика, представителя общества "Знание"... В 1975 г. студия неожиданно для себя увлекается настоящей классической драмой, участвуя в постановке в ДК ИАЭ "Жизни Галилея" Б. Брехта (режиссер-профессионал А. Чаплеевский, ставивший ее ранее ассистентом на Таганке у Ю. Любимова, в тот момент худрук ДК ИАЭ). Центральную роль Галилея в пьесе исполнил физик-теоретик Вадим Клименко, актер необыкновенного темперамента.

В 1973 г. рождается новый жанр физического юмора: А. Харламов, начальник штаба оперы, уезжая по распределению на Сахалин, выпускает в свет первый том "Всеобщей истории Архимеда" - машинописный сборник физического юмора - и дарит его студии на память. К началу 80-х гг. уже выпущено 6 томов общим объемом более тысячи страниц, распечатанных на машинке [19].

Мы начинаем осознавать масштаб и всеобщность физического юмора - по большому счету, "физического искусства". Связи "Архимеда" с миром физиков и внешним миром ширятся: вокруг нас собираются близкие по духу. Прежде всего это выпускники физфака МГУ. В ДК ИАЭ проходит вечер трех поэтов-физиков (А. Кессених, В. Канер, В. Миляев), в котором участвует ректор МГУ Р.В. Хохлов. Мы вспоминаем предтечу физического искусства Г. Копылова и впервые распечатываем на машинке его "Евгения Стромынкина" в академическом стиле - канонический текст и варианты с примечаниями (эту работу в 1978 г. проделал А. Прохоров). Мы приглашаем на Дни Физика команды из МИФИ, Физтеха и гуманитариев (студия "Грезы", МГУ) и проводим в Физтехе в 1982 г. Неделю физического искусства. Наконец, ставим наши оперы по городам и весям со школьниками и студентами ("Дубинушка", "Архимед", "Сказка про Емелю...", 1978-1984 гг., Крым, Малая Академия наук, Симферопольский университет, режиссер Ю. Гапонов). В начале 1980 г. в ДК ИАЭ на вечер "25 лет физического искусства" собирается около 500 выпускников студии всех лет, теперь уже не только физиков. "Архимед" отчитывается за 25 лет своей жизни, и отчет признается "удовлетворительным" [20]. Физическое искусство становится общепризнанным и обретает свое место в научном сообществе.

Два события начала 80-х особенно для нас памятны: праздник юмора ИАЭ в честь 80-летия А.П. Александрова (1983) и 100-летие Н. Бора (1985). Юбилей АП необыкновенно тепло отмечался институтом, в представлении на сцене с подъемом и выдумкой выступали все его подразделения. Вспомнили лучшие находки Дней Физика ИАЭ. Праздник начинался с игр и аттракционов (здесь и "Цыганский Яр", и "Шинок", фото с портретом АП и настоящий "Дом моделей"). Затем последовало большое сценическое представление: "Былины, легенды и анекдоты об АП." Открывали его биофизики "Сказкой о рождении", затем следовали "Легенды": о научной работе (по статьям 30-х гг.), о размагничивании, частушки отдела ядерных реакторов и "Легенда о Токамаке". Все это остроумно завершилось кинофильмом "Фантомас разбушевался" - с прозрачным намеком на "фантомасный" облик АП. Студия отличилась: мало того что мы выстроили всю режиссуру, мы и сами приняли участие в поздравлениях - шутил в строгой академической манере А. Кессених, необыкновенно хорошо пела наша прима Л. Богданова, от секции искусства выступал А. Прохоров, в то время уже переходивший из теоретической физики в теорию мультипликации. АП был тронут, и на следующий день главный режиссер студии был приглашен на домашнюю посиделку, где мы подарили АП первую письменную историю физического искусства - наш юмористический отчет за 25 лет. А институту надолго запомнился сценический портрет АП: утро, солнце встает, а богатырь с мощной фигурой АП уже пашет... - великолепная работа физиков-художников студии Льва Горлова [21].

При подготовке к 100-летию Н. Бора мы впервые соприкоснулись с настоящей историей. Институт Истории естествознания и техники в честь Н. Бора готовил юбилейную сессию в Пущино. И студия решила вспомнить визит Н. Бора в СССР в мае 1961 г., когда он благословил праздник Архимеда и оперу на долгую жизнь. Мы встречались с десятками людей, помнивших те дни, собирали по крохам семейные и официальные фотографии и написали необычный историко-научный доклад "Пребывание Н. Бора в СССР в 1961 году в фотографиях", восстановив день за днем события того памятного визита и необыкновенно теплую атмосферу, окружавшую легендарного Бора, уже на следующий год ушедшего навсегда [22]. И в день доклада показали историкам оперу "Архимед" в память о великом человеке и о том времени, когда физики еще гордились тем, что, создав бомбу, они сохранили мир. Конференция в Пущино была первой половиной российской части юбилея - в декабре 1985 г. планировалась вторая часть с участием О. Бора и западных ученых. Мы готовили для нее свой доклад и альбом фотографий для Архива Нильса Бора. Но... по неизвестным (и поныне) причинам международная встреча была вдруг отменена... Вместе с ней не состоялась и так ожидаемая студией встреча "Архимеда" с семьей Бора, всегда помнившей о нас. Мне довелось самому убедиться в этом, когда во время научной командировки в Институт Бора привелось быть приглашенным в гости к Маргрет Бор - жене Нильса Бора, с теплотой вспомнившей встречу Бора со студентами МГУ, наш праздник на ступенях физфака и оперу на сцене МГУ. Было ей тогда уже 92 года, но она прекрасно помнила представление, Ландау с Бором на ступеньках и "греческий" хор оперы в простынках...

В 1986 г. в нашу жизнь ворвался Чернобыль. Из героев общества физики превращаются в париев. Праздник День Физика в ИАЭ отменен и забывается, хотя его традиции продолжают сохраняться в студенческой среде. Начинается время социальных сдвигов, и хотя А. Сахаров - физик от Бога - становится вскоре всеми признанным трибуном, но затем на волне перемен вперед идут гуманитарии и экономисты, не принципы, а свобода торговли ими, и идеал служения науке отступает под натиском поп-культуры, очищающей место тем, кто обожествляет секс, силу, деньги и индивидуализм. Вначале физики с радостью принимают перемены, участвуют в выборах, в августе 91-го - в защите Белого Дома, но жизнь разрушает иллюзии, прежние единомышленники оказываются в разных политических партиях, и обнищание науки уже необратимо.

Поразительно, однако, что и в этих новых условиях "физическое искусство" выживает. Выходят из вечного подполья и начинают печататься наши "классики". Сначала за границей, в Германии, диссидент Кронид Любарский издает сборник Герцена Копылова "Четырехмерная поэма и другие неодномерные произведения", где "Евгений Стромынкин" представлен в нашем, архимедовском, академическом варианте (хотя и с несколько измененными издателем комментариями) [23]. В 1993 г. мы под эгидой Российского физического общества переиздаем сборник "Физики шутят" со вставкой из физфаковских шуток 50-х [24]. Затем актриса театра "Современник" Л. Иванова публикует сборник стихов поэтов-физиков: Г. Иванова, В. Канера, А. Кессениха, С. Крылова, В. Миляева - "Приходит время..." [25], а В. Канер (1940-1999) - свои сборники "Шизики футят" [26] и "Сто стихов" [27]. Вслед за ними естественно-исторический академический журнал "Вопросы истории естествознания и техники" впервые в России печатает с обширными комментариями "Евгения Стромынкина" [28], а издательство УРСС - ранее никому в России не известное произведение Г. Копылова "Четырехмерная поэма" [29]. В последние годы опубликованы еще несколько сборников поэтов-физиков - Г. Иванова (1940-2000) [30], А. Кессениха [31], В. Герцига [32], С. Семенова [33], А. Сисакяна [34] и физиков Дубны "Физики-лирики" [35]... Впрочем, за всеми ростками лирико-физического творчества сейчас уже не уследить. В тяжелые для науки дни "физическое искусство" помогает физикам сохранять оптимизм.

Итак, после многих лет подпольного существования российский физический фольклор выходит на свет, становится явью, общественным явлением и как таковой - объектом исследования историков науки. И здесь к месту вспомнить слова Нильса Бора, произнесенные им 7 мая 1961 г.со сцены ДК МГУ после оперы "Архимед" в его памятный визит 1961 г.:

"Если Вы, молодые физики, умеете шутить с таким задором и энтузиазмом, я совершенно спокоен за судьбу физики..."
Пока российские физики шутят - физика в России, несмотря ни на что, живет и продолжается!

Автор искренне благодарит кандидатов физико-математических наук: В.Г. Захарова - вечного аккомпаниатора студии "Архимед" - за помощь в подготовке английской версии доклада, и Ю.В. Линде - неизменного поклонника студии "Архимед", ассистировавшего автору на докладе в Копенгагене.

Примечания

1 Канер В. В., Миляев В. А. "День физика" в МГУ" // Природа. 1980. № 5. С. 124-129

2 Аллеон Труште. Евгений Неглинкин // ВИЕТ. 1995. № 1. С. 167-172.

3 Копылов Г. И. Евгений Стромынкин // ВИЕТ. 1998. № 2. С. 96-122.

4 Болотовский Б. М. Вспоминая "наши годы молодые" // ВИЕТ. 1992. № 4. С. 166-167.

5 Кессених А. В. Воспоминания об опере // ВИЕТ. 1993. № 2. С. 172-173; Гапонов Ю. В. Отрывки из ненаписанного. Народно-музыкальная драма "Дубинушка" // ВИЕТ. 2001. № 3 С. 168-186.

6 Гапонов Ю. В., Кессених А. В., Ковалева С. К. Студенческие выступления 1953 года на физфаке МГУ как социальное эхо атомного проекта // История советского атомного проекта. Документы, воспоминания, исследования. Вып. 2. Санкт-Петербург: Изд-во РХГИ, 2002. С. 519-544.

7 См. примечание 1.

8 Архипова Л. В поисках себя. М.: "Молодая гвардия", 1969.

9 Архив студии "Архимед". Материалы праздников "День рождения Архимеда" (1960-1964, 1966 г.).

10 Лосото Е. День рождения Архимеда // Комсомольская правда. 18 марта 1967 г.

11 Архив студии "Архимед". "Всеобщая история Архимеда". Т. 4 + 1*i (дополнительный первый) // Под ред. Д. Ф. Фавнюка. 1979 г.

12 Физики шутят // Сборник переводов. Под общей ред. В. Турчина. Изд. "Мир". М. 1966. "Физики продолжают шутить", Сборник переводов. Под общей ред. В. Турчина. Изд. "Мир". М. 1968.

13 Архив студии "Архимед". Материалы из истории ИАЭ: "25 лет ИАЭ", "ОПИада", "ОПТКиада".

14 Гапонов Ю. В. Рождение традиции // Воспоминания об академике И. К. Кикоине. М.: Наука, 1991. С. 141-150.

15 Feynman, R. P. "Surely, You're Joking, Mr. Feynman!", New York; London: W. W. Norton & Company, 1997.

16 См. сноску 13.

17 Архив студии "Архимед". Материалы Дней Физика ИАЭ, 1972-1982 гг.

18 Прохоров А. В., Семенов С. В. Монологи о физике // Всеобщая история "Архимеда". Т. I. 1973 г. Архив студии "Архимед".

19 Всеобщая история Архимеда: В 6 т. Архив студии "Архимед".

20 Всеобщая история Архимеда, Т V. 1982. Архив студии "Архимед".

21 Юбилей А. П. Александрова в ИАЭ // Наука и жизнь. 1983. № 6.

22 Гапонов Ю. В., Грамматикати Т. Ю., Ковалева С. К., Кузнецова Р. В., Рылов С. В. Пребывание Нильса Бора в СССР в 1961 г. // Нильс Бор и наука ХХ века. Киев: Наукова думка, 1988. С. 40-44.

23 Копылов Г. Четырехмерная поэма и другие неодномерные произведения. Мюнхен: "Страна и мир", 1990.

24 Физики шутят. Сборник переводов. Вып. 1. / Под ред. В. Турчина. Москва: Мир, 1993.

25 Приходит время (Поэты физфака МГУ 60-х)... Г. Иванов, В. Канер, А. Кессених, С. Крылов, В. Миляев. М.: Издательский центр "Витязь", 1994.

26 Канер В. Шизики футят. М.: Фонд "Байтик"-Интерпринт, 1994.

27 Канер В. Сто стихов. М.: Интерпринт, 1995.

28 См. примечание 3.

29 Копылов Г. Четырехмерная поэма. М.: УРСС, 1999.

30 Иванов Г. Прощание с одиночеством. М.: Издательский дом "Грааль", 2000.

31 Кессених А. Чур за всех и за себя ! М.: Издательский центр "Принт-пресс", 1998.

32 Герцик В. Фиолетовая колба. Munchen: Verlag, Otto Sajner, 1992.

33 Семенов С. В. Стихи и проза. Интернет-журнал "Русская жизнь",2001, www.hrono.ru/proekty/ru ; Интернет-журнал "Русский переплет", 2001, www.pereplet.ru.

34 Сисакян А. Мой мир зарифмованный.... Дубна: ОИЯИ. 1999.

35 Физики-лирики. Сборник стихотворений. Дубна: ОИЯИ. 2002.

 

бурение на воду подольск

Веселая физика.
Главная страница.
Вверх.

Rambler's Top100Rambler's Top100